Назад к списку новостей
Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации

Интервью директора Департамента регулирования бухучета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Л.З. Шнейдмана газете "Коммерсант"

О том, как развивается рынок аудиторских услуг в период экономического спада, чем вредно большое количество саморегулируемых организаций и чем полезны законопроекты, ограничивающие деятельность иностранных аудиторов, рассказал директор департамента регулирования бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Минфина РФ Леонид Шнейдман.

— Каковы, с вашей точки зрения, основные тенденции на аудиторском рынке в текущем году?

— По моим наблюдениям, аудиторский рынок находится в более или менее стабильном состоянии. Те данные, которые мы получаем от аудиторских организаций и саморегулируемых организаций аудиторов, показывают, что устойчиво работающие, крепкие компании имеют прочное положение на рынке, стабильный портфель заказов. Одновременно идет процесс очищения рынка от недобросовестных участников. Этому способствуют как меры по усилению контроля деятельности аудиторских организаций, так и экономическая ситуация — легкие деньги на аудиторском рынке исчезли.

— Легкие деньги исчезли в связи с увеличением норматива объема выручки, при котором аудит является обязательным, и уходом с рынка мелких заказчиков-госпредприятий, которым аудит был нужен для галочки?

— Частично по названной вами причине. Но в основном потому, что клиент стал более разборчивым и требовательным. В нынешней экономической ситуации он вынужден выделять на аудиторские услуги весьма ограниченные финансовые ресурсы. Соответственно, у аудиторов резко уменьшились возможности получить какие-то "легкие" заказы.

— А какова общая динамика объемов рынка аудита?

— Объем рынка в 2013 году вырос на 2,4% по сравнению с 2012 годом. Если смотреть на динамику выручки аудиторских организаций в свете общей экономической ситуации, то данные показатели нисколько не хуже, чем в других секторах экономики.

— С чем вы это связываете?

— Значительная часть выручки аудиторских организаций приходится на неаудиторские услуги, прежде всего консультационные. В периоды, когда в экономике дела идут не очень хорошо, потребность в таких услугах возрастает. Многие аудиторские организации живут как раз за счет оказания неаудиторских услуг.

— Что это за услуги?

— Прежде всего консультирование — налоговое, бухгалтерское, по применению МСФО, ведение бухгалтерского учета, подготовка налоговой отчетности, сопровождение сделок. Крупные аудиторские компании оказывают такие сравнительно новые для российского рынка услуги, как помощь в подготовке интегрированной отчетности, проверка нефинансовой отчетности компаний, постановка и сертификация систем внутреннего контроля и аудита, создание систем противодействия мошенничеству, исполнение функций внутреннего аудита, консультирование по вопросам МСФО для общественного сектора, разработка моделей оценки рисков, внедрение систем управления рисками, консультирование по вопросам деофшоризации, IT-консультирование, стратегическое консультирование.

— Вы ведете учет доли таких нетрадиционных для российского рынка консультационных услуг?

— Мы подробно отслеживаем статистику аудиторских услуг, а об объеме консультационных услуг можем судить лишь косвенно — исходя из общего объема выручки аудиторских организаций. В среднем доля неаудиторских услуг в общей выручке российских аудиторских организаций уже много лет составляет порядка 40%. Несколько выше этот показатель у индивидуальных аудиторов.

— А если говорить об аудиторских услугах, как меняется доля аудита отчетности по МСФО?

— Она растет. Не слишком высокими темпами, но растет. При этом значительная доля аудиторских услуг, связанных с отчетностью по МСФО, оказывается аудиторскими организациями, не относящимися к "большой четверке". На долю малых и средних аудиторских организаций приходится порядка 40% таких клиентов, и еще порядка 25% — доля крупных аудиторских организаций, не входящих в "большую четверку".

— Вы сказали, что идет процесс очищения рынка. Этому способствует введенная несколько лет назад практика проверок Росфиннадзором аудиторских компаний, работающих с общественно значимыми клиентами? В начале года некоторые аудиторы говорили, что приняли решение из-за сложностей, которые сулит проверка Росфиннадзора, просто не брать таких клиентов вообще.

— Мы довольны результатами осуществляемого Федеральной службой финансово-бюджетного надзора внешнего контроля качества работы аудиторских организаций. Это достаточно новый для нас, но чрезвычайно важный элемент регулирования аудиторского рынка — независимый от профессии контроль. Аудиторский рынок правильно, с моей точки зрения, реагирует на результаты проверок Росфиннадзора.

Действительно, статистика показывает, что количество аудиторских организаций, обслуживающих общественно значимых клиентов, немного уменьшается. Однако на данном этапе я не склонен рассматривать это в качестве тенденции.

В целом же, возможно, даже неплохо, если сокращается количество таких аудиторских организаций. Если какая-то аудиторская организация не чувствует в себе сил оказывать услуги самого высокого качества общественно значимым клиентам, она не должна этим заниматься. Особый акцент делаю на качестве именно в отношении общественно значимых клиентов. Ибо за некоторой безликостью этого термина скрываются такие организации, как банки, страховые организации, пенсионные фонды, эмитенты ценных бумаг, то есть те организации, состояние и деятельность которых во многом определяют состояние экономики и финансов страны, самым непосредственным образом затрагивают каждого из нас. И я, не как сотрудник Министерства финансов, а просто как физическое лицо, у которого есть зарплатная карточка, крайне заинтересован, чтобы за аудитором, который проверяет мой банк, осуществлялся качественный надзор, заставляющий его, аудитора, выполнять все предписания профессиональных стандартов.

"Вряд ли ведение реестра является основной функцией саморегулируемой организации"

— Сейчас в Госдуме находится и, по-видимому, скоро будет принят законопроект, предусматривающий целый ряд поправок в закон об аудиторской деятельности. В частности, предусмотрен переход на международные стандарты аудиторской деятельности. К чему это приведет?

— Вместо национальных стандартов российские аудиторские организации будут применять непосредственно международные стандарты аудита. Эти стандарты регламентируют технологию организации и проведения аудита, оказания сопутствующих аудиту услуг.

— Насколько российские аудиторы готовы переходить на эти стандарты?

— Думаю, что в очень высокой степени готовы. Сегодняшние отечественные стандарты аудиторской деятельности — это по большому счету переведенные на русский язык международные стандарты, адаптированные к российской правовой системе. Одна из причин, почему появился данный законопроект, как раз и заключалась в том, что нет особого смысла переписывать международные стандарты, если можно их просто перевести на русский язык и применять непосредственно в нашей практике.

— А что потребуется от аудиторов, чтобы работать по новым стандартам?

— Проштудировать международные стандарты и определить те мелочи, в которых необходимо откорректировать организацию своей работы. Переход на международные стандарты аудита не несет аудиторам никаких потрясений, революций, переобучения, пересдачи квалификационного экзамена.

— В том же законопроекте предусмотрено довольно существенное увеличение требований к минимальному числу членов саморегулируемых организаций — до уровня, которому не соответствует ни одна из существующих СРО. Зачем это понадобилось?

— Эта поправка предложена в ходе обсуждения законопроекта в Государственной думе. Минфин знает об этой поправке, поскольку участвует в рассмотрении депутатами законопроекта.

Сама дискуссия по поводу количества саморегулируемых организаций аудиторов не нова. В 2004-2008 годах, когда принимался федеральный закон "Об аудиторской деятельности" в нынешней редакции, активно обсуждалось, насколько целесообразна множественность саморегулируемых аудиторских институтов в России.

Решая этот вопрос, по нашему мнению, надо исходить из нашего опыта профессиональных объединений аудиторов в 2001-2008 годах и саморегулируемых организаций аудиторов в 2010-2014 годах, из опыта организации аудиторской профессии в других странах, из рекомендаций Международной федерации бухгалтеров, которая принимает международные стандарты аудита и патронирует национальные аудиторские институты. Этот опыт показывает, что наиболее эффективно аудиторская профессия исполняет свои функции в тех случаях, когда все свои ресурсы, в том числе финансовые, концентрирует в малом количестве аудиторских институтов...

— На российском финансовом рынке мы видели и другую практику — когда единственная СРО становилась, по мнению экспертов, "удлиненной рукой регулятора". Вас это не смущает?

— Это вопрос четкого определения в законодательстве полномочий регулятора и полномочий саморегулируемых организаций аудиторов, разделения их ответственности, установления механизмов взаимодействия.

Кроме того, показатели деятельности многих саморегулируемых организаций аудиторов порождают серьезные сомнения в обоснованности существования множества аудиторских институтов сегодня в России. Разве не возникают вопросы к тем саморегулируемым организациям, основная деятельность которых сводится к составлению своего бюджета и к расходованию средств бюджета?

— То есть СРО аудиторов не выполняют основные функции — по ведению реестра, контролю качества аудита?

— Не выполнять названные вами функции они не могут: за этим следит Минфин. Однако вряд ли ведение реестра является основной функцией саморегулируемой организации. На мой взгляд, главная функция саморегулируемой организации аудиторов — содействие своим членам в осуществлении их деятельности. Такое содействие должно оказываться посредством, в частности, активной методической работы, перспективных разработок, обучения, организации повышения квалификации аудиторов, проведения исследований, консультирования в сложных ситуациях, оказания юридической помощи, поддержания отношений с бизнес-сообществом, повышения престижа аудиторской профессии. Давайте поинтересуемся у аудиторских организаций и аудиторов, в какой степени сегодня они получают такое содействие от саморегулируемых организаций...

— Все-таки не очень понятно, что конкретно не устраивает в нынешней системе СРО. В свое время вы говорили о жалобах на них в Минфин со стороны потребителей аудиторских услуг. Их стало меньше? И на что сейчас жалуются?

— К сожалению, идущий к нам поток жалоб на саморегулируемые организации аудиторов не сокращается. Потребители услуг в основном жалуются на то, что саморегулируемые организации не реагируют на их жалобы. Иными словами, пользователи жалуются на аудиторские организации в саморегулируемые организации, а последние часто считают, что четкие правила рассмотрения жалоб существуют только для государственных органов.

— Не рассматривают вовсе, отказывают в рассмотрении?

— Бывает и такое. Но основная проблема — в сроках рассмотрения жалоб. Я понимаю, что тщательная проверка фактов, изложенных в жалобе,— дело небыстрое, требуется достаточно времени. Однако если на рассмотрение жалобы уходит 12-18 месяцев либо для того чтобы, начать проверку по жалобе, требуется вмешательство Минфина — это, думается, ненормально.

Да и решения, которые принимаются по результатам рассмотрения жалоб, вызывают подчас вопросы.

— Когда вы говорили об увеличении потока жалоб, о какого порядка цифрах шла речь — это сотни, тысячи?

— Если речь идет о жалобах, поступающих в саморегулируемые организации аудиторов, то в общей сложности речь идет о нескольких сотнях в год.

— То есть нельзя говорить о том, что СРО перегружены, не успевают реагировать на все жалобы?

— Думаю, нельзя. Мне кажется, что саморегулируемые организации не обращают на такой вид деятельности должного внимания.

Плюс к этому отрицательную роль играет многочисленность саморегулируемых организаций. Каждая из них, разумеется, заинтересована в как можно большем количестве членов. В связи с этим, когда кто-то жалуется вам на вашего члена, вряд ли вы будете рассматривать жалобу исключительно с точки зрения некоей высшей справедливости — не исключено, что вы "философски" подойдете к оценке проступка члена, на регулярные членские взносы которого вы живете. К сожалению, с такими фактами нам приходится сталкиваться.

— А в принципе правильно ли, что СРО рассматривают жалобы на своих членов? Пусть, скажем, рассматривают жалобы на чужих, на членов других СРО.

— На чужих? Новаторское предложение, надо подумать над ним. Если же говорить серьезно, то в саморегулируемую организацию объединяются лица, разделяющие общие взгляды, в частности, на качество работы. Если на кого-то из членов жалуются, то саморегулируемая организация должна иметь прямой интерес в том, чтобы тщательно разобраться в жалобе и принять по ней самые строгие меры — конечно, при условии, что факты подтвердились. Это один из путей формирования и поддержания репутации саморегулируемой организации и, соответственно, аудиторов, объединившихся в ней.

— А как технически можно объединить существующие СРО, если у них разные правила контроля, разные методики работы?

— Стандарты контроля в саморегулируемых организациях аудиторов базируются на единых принципах и требованиях, установленных федеральными стандартами. В том, как эти принципы и требования реализуются, конечно, есть некоторые различия между саморегулируемыми организациями. Однако эти различия не того свойства, чтобы сложно было их преодолеть.

Кстати, ваш вопрос наводит на еще одну мысль. На заседаниях Совета по аудиторской деятельности и его рабочего органа саморегулируемые организации аудиторов постоянно предлагают проводить унификацию порядка исполнения тех или иных функций, вырабатывать единые для всех подходы. Уже сегодня ведется активная работа по унификации подходов к внешнему контролю качества работы, организации обучения по программам повышения квалификации аудиторов и подтверждению его прохождения, решению отдельных вопросов членства. На повестке дня унификация мер дисциплинарного воздействия и порядка их применения. Иными словами, количество различий между саморегулируемыми организациями аудиторов неуклонно сокращается.

— Еще одна законодательная инициатива — предоставление правительству права ограничивать участие аудиторских организаций, находящихся под влиянием иностранных граждан и организаций, в конкурсах на аудит компаний с госучастием. Очевидно, речь идет в первую очередь о "большой четверке"...

— Инициативы подобного рода возникают не в первый раз. Мне кажется, что в них надо отделять полезное для рынка от шелухи. Под шелухой я понимаю попытки с помощью таких мер вести недобросовестную конкурентную борьбу.

— А о каких полезных моментах идет речь?

— В первую очередь защита российского финансового рынка, российских хозяйствующих субъектов, являющихся клиентами аудиторских организаций. Речь идет об обеспечении института аудиторской тайны, конфиденциальности клиентской и аудиторской информации, о противодействии возможным недобросовестным действиям иностранных конкурентов. Министерство финансов внимательно отслеживает такого рода инициативы и поддерживает все ценное, что есть в этих инициативах.

— А были конкретные жалобы на утечки конфиденциальной информации через аудиторов?

— Рассмотрение таких жалоб не относится к компетенции Министерства финансов, поэтому к нам они не могли поступить. Если бы действительно имели место какие-то системные проблемы в этом вопросе, то давно были бы приняты адекватные меры, возникли бы соответствующие законодательные инициативы.

Интервью

Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации
С аудиторов снимается обет молчания
02.11.2015 Интервью директора Департамента регулирования бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Минфина России Леонида Шнейдмана газете "Коммерсант"
Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации
Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации
Интервью директора Департамента регулирования бухучета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Л.З. Шнейдмана газете "Коммерсант"
29.10.2014 О рынке аудиторских услуг, саморегулируемых организациях, деятельности иностранных аудиторов
Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации
Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации
Директор Департамента регулирования бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Леонид Шнейдман в интервью газете "КоммерсантЪ"
16.10.2013 О том, что делать аудиторским компаниям в условиях стагнации на рынке, почему Министерство финансов не ведет переговоров с бастующими аудиторами, а также о том, что не устраивает участников рынка и их клиентов в деятельности саморегулируемых организаций
Логотип сайта Министерство финансов Российской Федерации

Категории

не указан поисковый запрос

Статистика по данным формы № 2-аудит (2015 год)

56,1 млрд руб
Объем оказанных услуг
4,7 %
Прирост 2015/2014
71 841
Количество клиентов

Реестр по данным на 23 ноября 2017 года

19 450
Аудиторов
648
Индивидуальных аудиторов
4 277
Аудиторских организаций